Русский мир среди других миров

Предлагаем вашему вниманию публикацию, размещенную на портале Интернет-представительства фонда содействия гуманитарному сотрудничеству «Русское Единство».

Русский мир

Автор материала публицист Владислав Скворцов очень верно подметил рост критики со стороны Запада в ответ на поддержку Россией своих соотечественников за рубежом. Это особенно актуально в свете расширения географии и укрепления позиций фракции Партии Великое Отечество (ПВО) «Соотечественники за рубежом».

«С тех пор, как Россия начала более последовательно работать со своими соотечественниками за рубежом, со стороны Запада нет недостатка в критике. То госдепартамент США объявляет угрозой собственным интересам политику Российской Федерации по обеспечению прав российских соотечественников, то латвийские и эстонские политиканы называют своих неграждан «пятой колонной» и «рукой Москвы», то французские спецслужбы приглашают на собеседование парижского координатора партии «Великое Отечество» Андрея Никитина, по ходу дела тайком «прошерстив» его мобильный телефон .  И т.д., и т.п.

Деятельность диаспоральных организаций из других стран у Запада никакого озлобления не вызывает, даже если эти организации культивируют расизм и взгляды, близкие к неонацистским. Как пример: после того, как Киев объявил одним из приоритетов своей внешней политики работу с зарубежным украинством, праворадикальная партия «Свобода» обзавелась сразу несколькими отделениями в странах Европы и Америки. «Свободовские» ячейки есть в Канаде, США, Чехии, Испании, Германии, Австрии, Польше, Швеции, Италии. Их контактные данные доступны на официальной странице партии. Почему бы западным спецслужбам не позаботиться об их упразднении и заодно сделать вклад в международную борьбу с ксенофобией и расовой нетерпимостью? Заграничная деятельность «Свободы» наслаивается на деятельность необандеровских организаций старой закалки в США и Канаде, состоящих из престарелых оуновцев, ускользнувших от советского правосудия. Но рука руку моет, и украинским неонацистам нечего опасаться зарубежной Фемиды. Ведь ещё в советские годы ЦРУ предпочитало сотрудничать не с карпато-русской эмиграцией начала ХХ в., а с их оппонентами – украинофилами.

Отличается Запад и благосклонным отношением к зарубежной польской диаспоре – т.н. Полонии. Считается, что около 20 млн. поляков проживает вне пределов Польши – от Австралии до Сибири. В Чикаго, например, поляков больше, чем в Варшаве. Польская диаспора отличается высокой степенью политизированности, и практически все её мероприятия содержат антироссийские посылы. Такая деятельность – прекрасное идеологическое подспорье Западу. Когда Россия и ей сочувствующие в постсоветских республиках говорят об экономических и политических преимуществах Евразийского союза, польские диаспоральные организации агитируют в обратную сторону – в Евросоюз, и параллельно рассказывают страшилки о русском империализме. О негативных аспектах европейского житья-бытья (ограничение экономического суверенитета стран-членов ЕС, участие в неоколониальных проектах, как то: агрессия против Ирака, Сербии или Ливии, откровенно вырожденческие инициативы по легализации однополых браков и т.д.) на таких мероприятиях умалчивают.

Не сворачиваются темпы сотрудничества Запада с Албанией, невзирая на то, что на прошедших в июне 2013 г. парламентских выборах почти все крупные политические силы прибегали в предвыборной риторике к радикальным лозунгам («Албания превыше всего!», «Мы хотим жить в объединённой Албании!», «Один язык, одна культура, одна нация, одно будущее!»).

Тирана нацелена на объединение балканских албанцев под одной государственной крышей. Это не высказывается открыто, но об этом свидетельствует политика властей в отношении албанской диаспоры на Балканах, что вызывает опасения не только у Сербии, но и у Черногории, Македонии и Греции, где большим числом проживают этнические албанцы. В самой Албании их живёт на 2 млн. меньше, чем за рубежом. Радикализация албанского общества налицо, но пенять Тиране за её политику объединения единоплеменников на основе исламистских идей и националистических лозунгов никто не думает. «Албанский мир», как и Полония, играет на руку геополитическим интересам Запада.

Румынская диаспора – отдельный разговор. Бухарест выделяет существенные средства на румынизацию (дерусификацию и демолдовенизацию) молдавского общества и переформатирование в свою пользу информационно-идеологического пространства в украинской Буковине и Бессарабии, приучая украинских румын, что их будущее – это Великая Румыния. Делая украинских румын причастными идее Великой Румынии, Бухарест делает на них ставку в ходе пропагандистской борьбы с конкурирующими идеями, в т.ч. с идеей Русского мiра. В 1920-х Бухарест подыгрывал в оккупированной Буковине украинофильскому движению, опекая его и направляя в нужную сторону. Украинофилы выполнили своё задание: лишили буковинцев культурных связей с Русским мiром, распропагандировав идею местной, региональной украинской идентичности в ущерб общерусской. В таком состоянии интегрировать буковинцев в великорумынское государство гораздо легче. Той же тактики румыны придерживаются и сегодня, не ограничиваясь только светскими проектами, а проникая и в религиозную жизнь приглянувшихся им территорий. Известно о роли Румынской Православной Церкви, отрицающей право Русской Православной Церкви окормлять паству в украинской части Бессарабии и на Буковине.

Информационно-идеологическое противостояние сторонников и противников Русского мiра разворачивается сегодня и в диаспоральном измерении, причём не только в границах самого Русского мiра, но и за его пределами. От того, как Русский мір будут воспринимать в мире, зависит, как его воспримут соседи России.

Ведутся споры, правомочен ли вообще такой термин, как Русский мiр? Мол, не издание ли это русского империализма? Если право народа, разъединённого не естественными, а политическими границами, на объединение считать империализмом, можно уйти очень далеко. Не следует только забывать, что аналоги Русского мiра существуют и у других народов. Для поляков это – Полония (Polonia – употребляется официально), для болгар – Българският свят (Болгарский мiр – употребляется неофициально). Наверняка есть подобные понятия в румынском, венгерском и других языках. Почему же ему не быть и в русском языке, тем более что русские – самый разделённый народ мира?

Тем более что вход в Русский мiр открыт всем, кто чувствует причастность к русской культуре вне зависимости от этнического происхождения. Идея Русского мiра одинаково близка и русским, и русскоязычным, а русский язык – единственный язык, который нас объединяет, в то время как национальные языки, как бы это обидно для некоторых ни звучало, лишь разъединяют и не способны играть созидающую роль.

Пример из числа западных стран. Франция в своей культурной политике также делает ставку на языковую общность и широко использует термин «Франкофония» (La Francophonie). Так называют народы, говорящие по-французски. Термин введён впервые в 1880 г. географом Онезимом Реклю. Причём Франкофония – понятие трёхсоставное (народы, для которых французский – родной язык; народы, для которых он – второй родной язык; и люди, владеющие французским языком как иностранным). Это значит, что Франкофония обнимает и Бельгию, и Швейцарию, и канадский Квебек, и Французскую Гвиану, и Гаити, и страны Магриба. И контакты Франции с этими странами не ограничиваются только областью культуры (вспомните высадку французских войск в Мали в январе 2013 г.). Чем не проявление французского империализма?

В Португалии в ходу понятие «лузофоны» – португалоязычные народы. С 1996 г. существует Содружество португалоязычных стран, а это не только сама Португалия и Бразилия, но и Ангола, Мозамбик, Кабо-Верде, Восточный Тимор.

К сожалению, нередко наши соотечественники отличаются аполитичностью, а ведь многое зависит и от частной инициативы. Пассионарные противники общерусского единства не жалеют ни времени, ни средств на ведение антирусской пропаганды в Сети. Можно найти политические сайты на болгарском, польском, английском языках, которые модерируются и регулярно, вот уже на протяжении нескольких лет обновляются каким-нибудь русофобом-одиночкой из бывшего СССР, эмигрировавшим в Болгарию, Польшу или англоязычную страну, и имеют устойчивую местную аудиторию. Пророссийские сайты на иностранных языках, созданные неравнодушным русским патриотом-эмигрантом, мне не попадались.

В то время как в Болгарии существует влиятельная партия «Движение за права и свободы», представляющая интересы турецкого этнического меньшинства (входит в европейскую партию «Альянс либералов и демократов за Европу», на выборах в Европарламент в 2007 г. получила четыре депутатских места, имеет своих депутатов в Народном собрании Болгарии, где их количество постоянно растёт, и на данный момент составляет 48 чел.), на той же Украине «Русский блок» на парламентских выборах 2012 г. набрал 0,31%. Больше всего голосов партия получила в Крыму (1,2%) и лишь на одну сотую превысила результат «Свободы», получившей почти столько же голосов крымчан (1,1%). Это значит, что потенциал русской диаспоры ещё не используется в полном масштабе, а политическим проходимцам из числа местных политиков удаётся «переманить» голоса русскоязычных лживыми обещаниями позаботиться о русском языке и русской культуре.

В мире нет страны, которая бы добровольно пошла на самоубийственный шаг – лишить собственный народ культуры, «ампутировав» те народные «конечности», которые не укладываются в прокрустово ложе современных политических границ. Не будет такой страной и Россия. Границы – временное явление, и изменяются они в ходе истории многократно, в то время как народная культура остаётся стабильной веками. Границы Русского мiра – это границы ареала распространения русской культуры и русского языка, а не начертанные произволом политиков линии на карте. У Русского мiра есть будущее. Но каким оно будет, зависит от каждого из нас».