Отрыв российской элиты от традиционной русской культуры

17 января в Барнауле прошел круглый стол на тему «Традиционная культура и её антиподы». Организатор мероприятия Философское общество Алтая РФО Российской Академии наук. На круглый стол был приглашен руководитель Алтайского отделения ООД ПВО Андрей Соболев, который выступил с докладом «Отрыв российской элиты от традиционной русской культуры».

В своем докладе он так оценил роль культуры в обществе: «Традиционная культура любого общества — это свод ценностей и норм, понятий о добре и зле, красоте и безобразии, времени и пространстве. Культурой вырабатывается нормы поведения в обществе, отношения к детям и старикам. Культура выражается в сказках, пословицах и поговорках, в религиозных текстах и текстах классических писателей, песнях». Далее Андрей Соболев отметил: «В перестройку произошел отрыв управленческой элиты и интеллигенции (прежде всего творческой) от народа во взглядах и установках по множеству важных вопросов. Показательным примером этого стала ситуация с финансовой пирамидой «МММ», когда люди понесли свои деньги сомнительным личностям в надежде получить быстрый «навар» в десятки раз превышающий вклады. Если бы эти люди прислушались к русской культуре этого бы не произошло, поскольку русская культура своими пословицами и поговорками всегда предостерегала от легких денег — халявы. В наших поговорках главным источником достатка является труд. Только своим трудом человек может добывать себе средства к существованию.  Однако именно, труд, особенно физический, стал объектом глумления и низкой оплаты. На этом стоит остановиться отдельно». Далее докладчик остановился на следующих трех аспектах:

«Первый аспект. Информационная среда такова, что в обществе, в котором мы сейчас живём, труд – удел «лузера» и лоха. Это противоречит нашей тысячелетней истории и культуре, поскольку в России всегда уважался и воспевался человек труда. Вспомним пословицы и поговорки о труде: «Делу время, потехе час», «Кто любит труд, того люди чтут», «Какие труды, такие и плоды», «Птицу узнают в полете, а человека в работе и т.д. В ХХ веке человек труда ярко прославлялся в советском кино. Главные герои многих советских кинофильмов: простые рабочие, колхозники, инженеры, учёные. Есть общества, где труд – это позор, удел презренных. Это западные общества. Исторически сложилось, что эти общества жили или стремились жить за счёт ограбления колоний и использования рабского труда. Нашим предкам и в голову не могла прийти идея ловить людей в Африке, и использовать их в качестве прислуги или продавать на базаре как картошку. За образец наша элита взяла именно протестантские установки, чуждые нашей культуре, где стремление к богатству считается делом богоугодным, где спасение души оценивается количеством материальных ценностей. «Добывай из людей деньги как из свиньи сало», — гласит поговорка американских пуритан. Восстановление России после либеральных рыночных реформ нереализуемо при нынешнем отношении к труду, при сохранении за трудом недопустимого, унизительного места, задаваемое ему нынешним бытиём. Надо признать, что в этом смысле мы не с кризисом имеем дело, а с глубочайшей катастрофой, устроенной врагами, которым не было оказано должного сопротивления.

Второй аспект. В настоящее время практически во всём мире построена модель «общества потребления», где приоритетными является материальные ценности. Для России это особенно больная тема, потому что за короткий исторический период, она поменяла ориентацию с духовных ценностей на материальные, что противоречит её тысячелетней истории. Несмотря на внешний атеизм, Россия в облике СССР продолжала свою тысячелетнюю духовную традицию, изменилась лишь риторика. У людей даже не религиозных существовало особое религиозное чувство, выражающееся в отношениях между людьми, к природе, к памяти своих предков, даже к заводу. В СССР сохранялась православная культурная традиция. Моральные нормы, доброта, взаимопомощь, сострадание к униженным и оскорблённым подвергается осмеянию в разных формах. Это недопустимо.

Третий аспект. Современные либералы исповедуют культуру постмодерна, где нет ни истины, ни логики, ни нравственных норм, а есть самовыражение и «ситуации», которые могут быть интерпретированы любым образом и каждая интерпретация имеет право на существование.  Это портит инструменты мышления. Внедряется такое мнение: якобы нельзя вообще говорить об идеале человека, так как этим ущемляется уникальность каждой личности. Нет людей хороших и плохих, все «хороши по-своему». Нет недостатков — есть разнообразные проявления индивидуальности. Но показательно, что в реальной жизни все без исключения очень избирательно относятся к людям. Ни один апологет «уникальности каждой личности» не возьмет себе в друзья или партнеры человека откровенно нечестного, эгоистичного, жестокого, способного предать в любую минуту. В теории «все люди по-своему хороши»; на практике же эти теоретики, как и все остальные, стремятся избегать плохих людей. Постмодернизм особенно опасен для молодого поколения, у которого еще не сформировались инструменты мышления.

В заключении Андрей Соболев подчеркнул, что сегодняшняя элита неадекватна русской культуре и выход из нынешнего кризиса возможен только при условии возвращения управленческой элиты и творческой интеллигенции в лоно русской культуры, либо к власти должна прийти новая элита, мыслящая категориями русской культуры.