О конкурентной борьбе

Важнейшей чертой капиталистического общества является конкурентная борьба, сходная с борьбой за выживание в природе. Апологеты свободного рынка считают конкурентную борьбу таким же двигателем прогресса, как и борьба за существование. Не зря советская пропаганда называла Запад капиталистическими джунглями, а основной принцип капиталистического общества формулировала так: «человек человеку – волк». Конкуренция — вред или благо? Чем, как правило, заканчивается конкурентная борьба? Ответы на эти и другие вопросы — в очередном аналитическом материале члена Партии Великое Отечество Валерия Гаврилина.

«Либералы считают, что общественные и экономические отношения, основанные на конкуренции, единственно верные, потому что они – естественные, природные. При этом совершенно не замечают издержки конкурентной борьбы, а они существуют.

Рассмотрим некоторые постулаты либералов о конкурентной борьбе.

  1. Результаты конкурентной борьбы всегда объективны, в ней побеждают сильнейшие, а проигрывают слабейшие.

Известна детская игра на выбывание со стульями: группа детей ходит вокруг стульев (стульев на один меньше, чем детей), затем, по сигналу ведущего, садятся. Одному стул не достаётся, он выбывает. Снова убирается один стул, игра продолжается. В конце концов, остаётся один победитель. Если подобную игру проводить несколько раз с одной и той же компанией, то победителями будут разные дети: выигрыш зависит не только от личных качеств её участников (реакция, ловкость), но и от случайности (расстояние до ближайшего стула на момент сигнала), от элементов везения. В одной игре может больше повезти одному игроку, в другой – другому.

В природе очень часто жизнь не даёт «игрокам» второго шанса: споткнувшийся олень становится жертвой волчьей стаи. При этом очень часто по своим физическим характеристикам он ничуть не уступает своим выжившим конкурентам – просто нога угодила в незаметную ямку. Лёгкой добычей волков становится и оленёнок, не потому что он слабый или больной, а потому что ещё слишком мал и не может бегать так же быстро, как его взрослые сородичи.

На селе в России начала двадцатого века стало заметно разделение крестьянства на бедноту, середняков и кулаков (зажиточных крестьян). Либералы утверждают, что данное расслоение возникло из-за разной эффективности крестьянских хозяйств: кто работал больше и рациональнее, тот богател, лодыри, неумехи и пьяницы разорялись, шли в батраки.

На самом деле, среди русских крестьян лентяев было совсем немного. Люди поколениями на протяжении тысячелетий работали на земле в условиях рискованного земледелия. А вот преимущество имели крестьяне, у которых было много сыновей и мало дочерей. И эти преимущества были решающими: они получали в пользование больше земли (при распределении общинных наделов учитывались только мужчины), у них было больше рабочих рук, способных эту землю обрабатывать, следовательно, они получали больше продукции. Кому-то повезло, у него родилось семеро сыновей, кому-то не повезло, рождались только дочери. В результате первый крестьянин оказался в числе середняков, второй не может выбраться из нужды, как не надрывается на работе.

Для того чтобы стать кулаком, одного трудового умения было мало. Надо было не стесняться одалживать собственным односельчанам весной зерно для посева, чтобы осенью получить с хорошим барышом зерно с нового урожая. Надо было уметь скупать зерно по низкой цене, оптом, чтобы затем перепродать его по высокой. Все эти премудрости никакого отношения не имеют к повышению производительности труда (именно это – главный критерий эффективности производства). В российской деревне богатеями становились не самые умелые и трудолюбивые крестьяне, а самые оборотистые и прижимистые, сумевшие присосаться к другим.

Ещё один пример – история приватизации России начала 1990-х гг. У кого-то есть иллюзии, что самые прибыльные государственные предприятия заслуженно получили в собственность действительно лучшие предприниматели и самые грамотные менеджеры? Чтобы приземлиться в кресло владельца приватизированного предприятия, оттолкнув конкурентов, мало быть ловким, беспринципным и безжалостным к соперникам, надо ещё находиться вблизи этого кресла (входить в верхушку советской партийной и комсомольской бюрократии, быть чьим-то приятелем) и ждать свистка ведущего (приватизатора-реформатора).

О конкурентной борьбе

  1. Только конкурентная борьба заставляет совершенствовать производство, только в условиях конкурентной борьбы возможен прогресс.

Безусловно, конкуренция даёт сильнейшую мотивацию производителю улучшать своё производство. Но только ли она одна?

Идеал большой части человечества (потребительского общества) – ничего не делать, но при этом обладать всем, что хочется. И это объяснимо.

Всякий биологический объект (организм) стремится к состоянию некоего биологического оптимума, когда все его потребности удовлетворены. Этакая нирвана, когда всё хорошо и ничего не надо: всё уже есть. Но такое состояние не может длиться сколь-либо долго. Неминуемо возникает какая-нибудь потребность (попить, поесть и т.д.). Эта потребность, осознанная организмом (мотивация), заставляет организм производить определённые действия, чтобы потребность удовлетворить.

Советский физиолог Пётр Кузьмич Анохин (ученик И.П.Павлова) разработал теорию функциональных систем. С его точки зрения любая система (а организм можно рассматривать как систему) направлена на получение результата. Схема такая. У организма возникает какая-то объективная потребность (например, недостаток воды в организме). Он ощущает её в виде жажды. Происходит синтез заложенных в организме программ (инстинктов) и жизненного опыта, формируется план действия (что нужно сделать, чтобы напиться) и одновременно формируется прогноз результатов действия. Затем животное осуществляет действие (например, идёт к озеру). По обратной связи организм получает информацию о результате его действий. Если прогноз не совпал с результатом действия (озеро пересохло), организм вырабатывает новый план действия (идти к реке). Запускается новый цикл. Работа системы будет продолжаться, пока не будет достигнут необходимый результат (животное напьётся).

Мы можем видеть, как связаны между собой мотивация и действия живого организма, которым является человек. Чтобы вызвать действие, необходима мотивация.

После того, как человек стал способен прокормить не только одного себя и свою семью, возникло рабовладельческое общество. Чтобы заставить раба работать больше, существует прекрасный стимул – кнут надсмотрщика. У раба есть выбор между тяжким трудом с необходимым количеством еды, кровом и побоями, возможно, казнью за сопротивление. Мотивации повышать производительность труда у рабов не было, весь произведённый продукт принадлежал не им.

При капиталистическом строе полученный продукт принадлежит также не самому трудящемуся, а владельцу средств производства, однако у рабочего появляется стимул к эффективному труду (заработная плата), надсмотрщик уже не нужен. Имеет ли к этому какое-то отношение конкурентная борьба? Практически никакого. Полученный продукт также не принадлежит трудящемуся.

Определённый уровень безработицы, который поддерживается в капиталистическом обществе, создаёт между рабочими конкуренцию, которая заставляет их быть более сговорчивыми с работодателями. Цель рабочего – получить заработную плату, чтобы обеспечить своё существование, и удовлетворение потребностей. Средством для этого является работа на владельца средств производства. Исходя из этой задачи рабочий и действует. Если его зарплата напрямую не зависит от результатов и качества труда, ему достаточно будет только создавать видимость работы, по возможности меньше расходуя свои силы. При почасовой оплате рабочий старается затратить минимум усилий. Неминуемо при этом будет снижаться эффективность труда. А вот если его зарплата будет прямо зависеть от результатов труда, рабочий будет прилагать максимум усилий. И эта закономерность проявляется как при капиталистическом, так и при социалистическом способе производства. Уравниловка, незаинтересованность трудящихся в конечном результате делает производство малоэффективным.

О конкурентной борьбе

Вспомним опыт создания первых колхозов. Колхозники за разный труд получали одинаковую плату. Стимула работать лучше не было. Но как только в социалистическом производстве ввели дифференцированную оплату труда, систему поощрения, оказалось, что и в условиях социализма (отсутствия безработицы и конкурентной борьбы) рабочий начинает стараться, работать по максимуму.

С другой стороны, многим из нас приходилось уже в условиях капиталистических отношений нанимать рабочих (ремонт, строительство). Конечно, мы стараемся пригласить уже проверенную бригаду. Но не всегда это получается. Часто приходиться нанимать совершенно незнакомых людей, без рекомендаций. Если не будет контроля за результатом их труда, можно не сомневаться, что они постараются часть работы не сделать или выполнить работу некачественно. Конкурентная борьба почему-то не срабатывает…

Предположим, государству нужно получить новый высокотехнологичный продукт (к примеру – вертолётонесущую подводную лодку). Необходимо добиться этого как можно быстрее и с минимальными затратами. Есть два возможных пути решения этой задачи: рыночный (с конкурентной борьбой нескольких фирм) и социалистический (без создания конкуренции). Рассмотрим оба варианта.

Либералы предложат объявить тендер на разработку и строительство этого объекта. В конкурентной борьбе за госзаказ сцепятся несколько частных компаний, в результате чего тендер выиграет фирма, предложившая лучшие условия, а государство в результате конкурентной борьбы сэкономит огромные средства. Это в теории. А на практике будет совсем другое.

Примем условно, что к данному заказу проявили интерес 3 фирмы. Но ни у одной из них нет опыта постройки подобного корабля. Сначала нужно провести научные разработки, создать подводную лодку на бумаге, лишь затем построить её. Подсчитать точно, какие средства придётся в этот проект вложить, невозможно. А коммерческие фирмы должны ещё получить прибыль. Разумеется, предложения подрядчиков по стоимости работ будут с большим запасом (рисковать в таком деле никто не захочет). Государство выбирает самый дешёвый вариант, но только после этого вся конкурентная борьба… прекращается. Выигравшая тендер фирма приступает к работе. Она получает государственное финансирование, государство при этом становится заложником этой компании. Внезапно оказывается, что смета была занижена, что существуют объективные обстоятельства, заставляющие вкладывать всё новые и новые средства. Поскольку государство заинтересовано в скорейшем завершении объекта, оно будет вынуждено соглашаться на требования подрядчика (расторгнуть договор и начать всё сначала нет времени). А у подрядчика нет стимула экономить и стремиться к повышению эффективности.

Теоретически возможен вариант, когда государство объявляет тендер на покупку готового продукта. Предположим, эти же 3 фирмы начали параллельно работу по разработке и строительству данного объекта. Но заставить их вложить гигантские собственные средства в рискованный проект (вероятность того, что государство у них купит готовый продукт, составляет 33 %) не сможет даже планируемая астрономическая прибыль. «Рискнуть» заставить может только уверенность, что тендер при любых условиях выиграет именно данная фирма (коррупционная составляющая). Часть средств, выделенных в качестве финансирования, надо будет передать в виде «отката» некоему лоббисту. То есть государству корабль обойдётся очень недёшево.

Ещё вариант: на финансирование одновременно всех трёх компаний будут выделены государственные средства. В конечном итоге государство получит три разных продукта, два из которых ему будут не нужны.

Что так, что эдак, никакой экономии государственных средств, никакого улучшения качества мы не получим. На самом деле, для прорыва в новой области, требующей огромных первоначальных капиталовложений, конкурентная борьба не нужна.

Мы можем вспомнить историю создания атомной бомбы. Что у США, что у России для разработки этого проекта внутри стран конкурентные условия не создавались. Для Советского Союза с его социалистической экономикой подобное решение задачи было обычным. Но что произошло с Америкой? Типично рыночное государство США почему-то поступило не по-рыночному. Манхэттенский проект был осуществлён в едином центре, в который американское государство влило все имеющиеся ресурсы. Огромный коллектив учёных под единым управлением. Никакого создания конкуренции. А вот мотивирование учёных на форсирование работ было огромное.

Меня могут поправить, что конкурентная борьба была, но была она между государствами – США и СССР. Отмечу, что это была совсем другая конкурентная борьба, не рыночная. Полученный продукт (атомная бомба) товаром не является. Он не продаётся, следовательно, рынок не насыщается товаром, конкуренции среди продавцов нет.

О конкурентной борьбе

Когда социал-дарвинисты сравнивают рыночную конкурентную борьбу с борьбой за существование в природе, необходимо учитывать, что аналогия тут не полная. В природе в конкурентную борьбу вступают между собой не хищники с травоядными. Между ними как раз достигается баланс: при чрезмерном размножении травоядных, увеличивается популяция охотящихся на них хищников, которые уничтожают больше травоядных, пока их численность не снизится. Далее снижается численность хищников (недостаток корма у хищников тормозит их размножение). Конкурируют между собой хищники отдельно, травоядные отдельно.

Конкурентная борьба в капиталистическом обществе является аналогом скорее не внутривидовой борьбы за существование, а межвидовой. Дело в том, что существуют виды с близкими требованиями к условиям жизни (занимают один биогеоценоз). А вот уже между ними часто идёт борьба на уничтожение. Там, где живут серые крысы, не поселятся чёрные. Там где поселились «пруссаки», чёрные тараканы не появятся. Является классикой случай с завозом в Австралию кроликов. Не встретив на новом месте естественных врагов (хищников) они размножились до невероятного количества, заняв всю биологическую нишу и выдавив из неё другие виды. Они ни на кого не нападали, они просто съедали то, чем питались другие виды.

В природе один вид хищников никогда не истребит до конца весь биологический вид, на который они охотятся. Зато это может легко сделать конкурентный вид, который не относится к хищникам.

Аналогию конкурентной борьбы в капиталистическом обществе мы можем наблюдать не только в природе, но и в спорте. Там тоже спортсмены, конкурируя друг с другом, добиваются повышения спортивных результатов. Есть только два принципиальных отличия. В спорте соперники необходимы – не будет соперников, не будет побед над ними. В капиталистических джунглях отсутствие конкурентов (их уничтожение) – мечта любого капиталиста. Проигрыш на одних соревнованиях не означает окончательного поражения – есть возможность выиграть на следующих. На капиталистических Олимпийских играх по-другому: разорившийся конкурент перестаёт быть конкурентом и выбывает из игры.

Но мы рассмотрели только полезную составляющую конкурентной борьбы. А ведь есть и другая составляющая.

Отметим некоторые нюансы конкурентной борьбы, о которых не любят упоминать либералы.

  1. Конкурентная борьба при капитализме за рынки сбыта идёт на уничтожение. Она не предполагает достижения некоего равновесия, её целью является установление монополии, то есть уничтожение конкурентов. Конечный итог конкурентной борьбы – отсутствие конкурентной борьбы.
  2. Конкурентная борьба возникает только при недостатке ресурсов и переизбытке желающих ими воспользоваться. Если стоит 5 стульев, и есть 5 желающих на них сесть, конкуренции не будет. Конкуренция производителей (борьба за рынок сбыта) возникает при перепроизводстве товара (его произведено больше, чем объективно нужно). Конкуренция – это всегда дисбаланс, а, следовательно – неэффективная трата ресурсов.
  3. Конкурентная борьба заставляет участников рынка не только совершенствовать производство, но и сдерживать это совершенствование у конкурентов. В условиях рыночных отношений выигрывает тот, кто получит какое-то преимущество, которым не обладают конкуренты. Научное открытие, новый прогрессивный метод производства не будут внедряться, если есть опасность, что конкуренты смогут ими воспользоваться лучше. Фирмы, добывающие углеводороды, будут тормозить развитие альтернативной энергетики. Фирмы, выпускающие дорогие лекарства, будут тормозить производство их дешёвых аналогов. Конкурентная борьба сдерживает научный прогресс.
  4. Конкурентная борьба в большинстве случаев ведётся самыми бесчестными способами. Разоряются не только малоэффективные предприятия, но и предприятия, ставшие жертвой нечестной конкурентной борьбы (недобросовестная реклама, демпинг, клевета, организация диверсий на производстве конкурентов). Чем слабее государство регулирует эту сферу, тем больше результат конкурентной борьбы зависит от бесчестности её участников.
  5. Конкурентная борьба приводит к выигрышу одних, но и к проигрышу других. Непременное следствие конкурентной борьбы при капитализме – банкротства, разорение людей.

О конкурентной борьбе

Когда либералы расписывают прелести конкурентной борьбы, её пользу для общества, они не заостряют внимание на судьбе тех, кто эту борьбу проиграл — пошедших по миру мелких предпринимателей, застрелившихся финансовых спекулянтов, умерших от голода крестьян. Им просто не повезло, ничего страшного!

Если мы учтём всех жертв капиталистической конкурентной борьбы, то эта цифра будет гигантской. Сейчас мы в полной мере даже не представляем, скольких «издержек» рыночной конкуренции в сельском хозяйстве нам удалось избежать благодаря проведению коллективизации. Интенсификация сельского хозяйства в России ХХ века затянулась бы ещё на несколько поколений. Только незначительная часть крестьянских хозяйств постепенно вытеснила бы конкурентов и захватила бы их землю, остальные могли выбирать между полуголодным нищенским существованием и каторжной работой на промышленных предприятиях, где таких желающих устроиться на работу было гораздо больше, чем рабочих мест. Именно так «гуманно» развивался капитализм в странах Западной Европы.

Возникает вопрос, а может ли экономика расти без рыночной конкурентной борьбы? Опыт первых пятилеток в СССР, когда рост экономики был рекордным, дал на этот вопрос однозначный ответ: да, может.

Плановая экономика (предприятие принадлежит государству) позволяет сэкономить на прибыли, которую положил бы себе в карман владелец частной фирмы. Можно ли заставить государственное предприятие работать эффективно? Можно, если оплата работников (включая руководящее звено), их продвижение в карьере будет зависеть от конечного результата, а качество работы будет строго контролироваться. Если директор будет знать, что невыполнение госзаказа ему грозит снятием с должности и переводом на низкооплачиваемую работу, а выполнение госзаказа в срок, напротив, сделает его лауреатом Государственной премии, обладателем новой большой квартиры в центре города и т.д. заставит его очень постараться. То же самое касается и рядовых рабочих – огромные премии, бесплатные путёвки в санатории или потеря значительной части зарплаты – выбор очевиден.

Таким образом, мы видим, что основополагающие либеральные постулаты о конкурентной борьбе далеки от истины. В ней побеждает часто не самое эффективное и прогрессивное. Конкуренция – не единственный стимул повышение производительности труда.

Для кого конкурентная борьба является благом? Не для участника этой борьбы – он был бы рад обойтись без неё. В конкурентной борьбе производителей в условиях капиталистического производства заинтересован потребитель. Отмечу – честной конкурентной борьбе. Конкурентную борьбу можно считать благом, если она является альтернативой монополизации рынка в частных руках.

При производстве возможно применение других способов стимулирования производительности труда и улучшения качества продукции».

Валерий Гаврилин

Поделитесь в соц.сетях

Поделиться в vk
ВКонтакте
Поделиться в facebook
Фейсбук
Поделиться в twitter
Твиттер
Поделиться в odnoklassniki
Одноклассники
Поделиться в telegram
Телеграм
Поделиться в whatsapp
WhatsApp

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: