Закон «о насилии над семьей» защищает не женщину, а имущество

Законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия», который в народе уже окрестили «законом о насилии над семьей», пробудил огромную дискуссию в нашем обществе.  Десятки общественных организаций выступили с протестом против принятия этого законопроекта. По стране прошла волна митингов и пикетов с требованиями не допустить принятия закона, который разрушит наши семью.

В пятницу 29 ноября, на сайте Совета Федерации был выложен новый текст законопроекта,   который мы сейчас попробуем проанализировать. Первоначальный текст был несколько изменен, и из него были убраны особо неприемлемые формулировки, такие как «сексуальное насилие», «половая свобода», «преследование». Однако то, что осталось, никак не может считаться законопроектом, который надо принимать и который принесет обществу пользу.

Слова из законопроекта ниже выделены курсивом, жирным шрифтом выделены слова, на которые мы будем делать акцент. Это нами сделано для улучшения понимания написанного в законопроекте.

Самым первым в глаза бросается статус планируемого законопроекта. Это — Федеральный закон. Т.е. это будет рамочный документ, на основании которого субъекты профилактики семейно-бытового насилия, перечисленные в статье 5, будут выполнять различные функции в рамках этого федерального закона. А список субъектов большой и состоит из 12 пунктов, начиная от органов МВД и заканчивая общественными объединениями и некоммерческими организациями.

То есть — все, кому не лень.

Но что интересно, статьей 7 «Полномочия федеральных органов государственной власти в сфере профилактики семейно-бытового насилия»

Федеральные органы государственной власти в пределах своей компетенции:

2) осуществляют нормативно-правовое регулирование в сфере профилактики семейно-бытового насилия;

Т.е.  теперь федеральные органы смогут сами вводить и определять меры и способы по вмешательству в семейную жизнь. И общество никак не сможет это ни контролировать, ни обсуждать, ни воздействовать. Потому, что законы будут приниматься без общественных обсуждений. И не известно, что и как будет в этих законах прописано.

Давайте подробно рассмотрим основные понятия предлагаемого Федерального закона.

Статья 2. Основные понятия

семейно-бытовое насилие — умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления;

Немаловажная вещь – лоббисты этого законопроекта всегда говорят, что он поможет спасти женщин от избиения и побоев. Как же с этими «благими пожеланиями» стыкуется фраза в законе  что семейное насилие, это деяние… «не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Погодите, от какого же насилия вы собираетесь защищать женщин, если это не уголовное деяние, и даже не административное правонарушение?

Схема, которую рисуют обществу лоббисты такова: женщину бьют, её надо защитить. Но в проекте закона прямо написано, что защищать будут только от «имущественного вреда», ведь избиение или нанесение телесных повреждений уже сегодня относится к действиям, классифицированным в КОАП и УК!?

Так зачем нужен новый закон, если он будет защищать только имущество, а не самого человека?!

Идем дальше.  Что такое это странное семейно-бытовое насилие, описанное, как имущественный вред? Кто может объяснить понятие «имущественного вреда» внутри семьи? Муж пил чай из кружки жены, это имущественный вред? Муж не купил жене сапоги или шубу — это имущественный вред? Жена разбила машину мужа – этой имущественный вред? Мама не дает ребенку компьютер или смартфон, потому что ребенок не хочет делать уроки, а хочет играть в электронный девайс – это имущественный вред? Непонятно. А вот это непонятное толкование и будет подводиться под формулировку семейно-бытовое насилие. Представляете, какие огромные возможности для различных злоупотреблений?

Читаем закон дальше:

лица, подвергшиеся семейно-бытовому насилию – супруги, … и т.д. …. в отношении которых есть основания полагать, что им вследствие семейно-бытового насилия могут быть причинены физические и (или) психические страдания и (или) имущественный вред;

Что значит, «могут быть причинены»? Почему при рассмотрении дело самообороне, когда жертва сталкивается с превосходящей силой и агрессией нападающих, суд в массе своей выносит обвинительные приговоры обороняющимся, с формулировкой «превышение мер самообороны»? А ведь суд не считается с тем, что обороняющемуся мог быть причинен физический вред, когда парень защищает свою девушку от пятерых нападающих на улице или отец семейства защищает свою семью от бандитов, проникших к нему в квартиру или дом? А по этому законопроекту сразу будут наказывать за ВОЗМОЖНЫЕ действия!

Смотрим дальше:

нарушитель — лицо, достигшее восемнадцати лет, совершившее или совершающее семейно-бытовое насилие;

А почему в законе виновны могут быть только совершеннолетние? У нас в стране что, нет детских колоний, где находятся даже малолетние убийцы? А если такое «чадо» будет тиранить мать или опекунов – бабушку и дедушку (при отсутствии родителей)?   А если это семнадцатилетний наркоман, который запугал и держит в страхе свою семью?   Он по этому закону не подлежит ответу? Странно как-то….

И в этой версии законопроекта законодатели никак не смогли обойтись без введения обязательного атрибута ювенальной юстиции — защитного предписания.

Статья 24. Защитное предписание

Защитное предписание выносится в отношении лица, достигшего на момент его вынесения восемнадцати лет. Защитным предписанием нарушителю может быть запрещено:

1) вступать в контакты, общаться с лицом (лицами), подвергшимся (подвергшимися) семейно-бытовому насилию, в том числе по телефону, с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»;

2) предпринимать попытки выяснять место пребывания лица (лиц), подвергшегося (подвергшихся) семейно-бытовому насилию, если это лицо (лица) находится (находятся) в месте, неизвестном нарушителю.

Итак, лицо, получившее защитное предписание не имеет право общаться с членами своей семьи и, внимание, лишается возможности договориться между членами семьи после конфликта. Оно не дает возможности прийти к взаимопрощению и согласию членов семьи.  Потому, что за нарушение защитного предписания ведет к КОАП и УК РФ.

Но самое главное, за всеми этими красивыми словами, родителям запрещается искать своих детей, которых заберут органы опеки или НКО, которые посчитали, что детям может (мы уже это разобрали выше) угрожать семейно-бытовое насилие в виде угрозы забранного телефона (про имущественный вред мы тоже писали выше)!

А в судебном защитном предписании ко всему этому ещё и добавляется требование:

2) покинуть место совместного жительства или место совместного пребывания с лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию, на срок действия судебного защитного предписания при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма (поднайма), договору найма специализированного жилого помещения либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации;

И тут тоже возникает множество вопросов – как определить есть ли возможность у нарушителя пребывать в ином жилом помещении? Что делать, если такой возможности нет, то оставить нарушителя в этой же семье? А в чем же тогда смысл этого закона? Что за специализированное жилое помещение? На основании какого закона, нарушителя обяжут снять это помещение, ведь у нас запрещено навязывать платные услуги?   Вопросов много, а ответов нет….

Мы будем и дальше внимательно следить за развитием ситуации и обязательно информировать обо всех новостях по данному законопроекту.

Который нельзя ни в коем случае принимать, так как его конечной целью является нанесение удара по институту семьи, а не защита кого-либо от насилия.

 Члены Президиума общественного движения «Патриоты Великого Отечества» 

В.П. Обозный

Н.В. Стариков

.